Том Сойер по-русски: Сколько взрослых нужно, чтобы покрасить дом

История самой успешной низовой инициативы в России.

«Тетрис», портрет Самары 2016 на Галактионовской / фото: Аля Шарипова

В 2015 году в Самаре был придуман фестиваль сохранения исторической среды «Том Сойер Фест». Идея заключалась в том, чтобы силами волонтёров восстановить несколько деревянных домов, не имеющих статуса объекта культурного наследия: покрасить стены, заменить ветхие декоративные детали новыми — и совместить это с культурными мероприятиями для всех участников. Чтобы и людям было интереснее, и сама среда вокруг восстанавливаемого объекта становилась новой событийной точкой — привлекала внимание.

Хоть у авторов идеи не было строительного опыта, они сумели воплотить её в жизнь и масштабировать: в 2016 году к Самаре подключились Казань и Бузулук. Всего за два года в фестивале поучаствовали 400 человек, было восстановлено 11 домов и привлечено почти 5 миллионов рублей. «Том Сойер Фест» был включён в  доклад ЮНЕСКО о роли культуры в развитии городов как успешный пример развития среды и работы с жителями. В 2017 году организаторы провели трёхдневную школу, на которой делились своим опытом с участниками из 20 городов. Strelka Magazine сравнил опыт Самары, Казани и Бузулука и узнал, сколько домов можно покрасить за одно лето в городе-миллионере и в небольшом городке, сколько ресурсов для этого понадобится и к каким неожиданностям стоит быть готовыми.

Самара: непростые соседи и волшебная сила табличек

«Тетрис», портрет Самары 2016 на Галактионовской / фото: Аля Шарипова
Том Сойер Фест-2016 / фото: Аля Шарипова
Том Сойер Фест-2016 / фото: Аля Шарипова
Том Сойер Фест-2016 / фото: vk.com
Том Сойер Фест-2016 / фото: Аля Шарипова
«Тетрис», портрет Самары 2016 на Галактионовской / фото: Аля Шарипова

Население: 1 170 910 человек.
Около 500 объектов культурного наследия, из них 243 деревянных дома. И около 1500 средовых объектов.
Волонтёры: в день от 3 до 20 человек на объекте. Всего в 2015 году 140 человек. 50 из них вернулись на фестиваль в 2016-м. За два года поучаствовали более 250 волонтёров, в том числе из других городов.
Восстановили: 7 домов.
Потратили: 2,5 миллиона рублей.


Андрей Кочетков, главный редактор журнала «Другой город», идеолог фестиваля «Том Сойер Фест»

Центр Самары — это 140 кварталов, большая часть которых состоит из деревянных или кирпично-деревянных домов. При этом их ценность не осознаётся: они горят, разрушаются, сносятся. Потому и родилась идея «Том Сойер Феста». Мы выиграли с ней грант от администрации города, и это упростило запуск в первый год.

Для первого фестиваля мы выбрали три рядом стоящих дома на одной из центральных улиц, чтобы изменения были сразу ощутимы. Чтобы начать их восстанавливать, нужно было согласовать с главным архитектором эскизный проект фасада и получить согласие либо двух третей собственников, если жильё приватизировано, либо муниципалитета, если нет. А так как большинство исторических домов в городе — коммуналки, мы столкнулись с инертностью их обитателей. Некоторые не считают дом и окружающее пространство зоной своей ответственности, ждут, пока их расселят. Был даже аргумент «я ничего не делаю тут, чтобы мэру было стыдно». А человек живёт в здании уже 40 лет. Был случай, когда в одном доме жили брат и сестра, не разговаривающие друг с другом 15 лет. Брат нам помогал, а сестра, наоборот, мешала ему назло.

Часть волонтёров пришла через наше издание «Другой город», часть — по другим каналам. В основном это люди интеллектуального труда, которым хотелось переключиться после работы на социально полезную физическую активность. Причём ни у нас, ни у них не было опыта строительных работ, поэтому мы консультировались с реставраторами, и в первый год на площадке постоянно находился прораб. На второй год его практически полностью заменили перенявшие опыт волонтёры. Были и неожиданные участники: в предвыборный период рядом со стройкой то и дело появлялись агитационные кубы и люди в майках и кепках с названиями партий. Приходилось объяснять, что мы рады всех видеть, но без политического подтекста.

Когда мы искали финансирование, старались сделать так, чтобы у нас не было ключевых спонсоров, исчезновение которых может полностью прекратить нашу деятельность. Помогали как большие компании вроде «МТС», так и локальный бизнес. Нам повезло, что объявление о начале фестиваля привлекло внимание фирмы Tikkurila и они предложили помочь с краской. Магазин проката инструментов «Кувалда.ру» тоже сам проявил инициативу. Плюс много помогали жители города иногда деньгами, иногда просто пирожками для волонтёров. Хотя были и не самые удачные случаи. Как-то пришли краснодеревщики и предложили бесплатно заменить резные наличники, если мы им купим липу. А потом они пропали. На слова, что дом уже пора заканчивать, мастера сказали, что его вообще надо снести, а мы про них мало пишем. Людям был нужен только пиар. Хотя мы ничего плохого не видим в этой мотивации, но считаем важным разделение наших ценностей. И это стоит проверять на берегу. В среднем на один дом у нас уходит 350 тысяч рублей, всего за два года фестиваля на семь домов ушло около 2,5 миллиона.

В итоге за 2015–2016 годы фестиваля мы восстановили в Самаре семь домов. А также добились, чтобы власти помогли починить на нескольких зданиях крышу (мы предоставили материалы, они — рабочих) и поменяли старую проводку. Ставка на то, что изменения на центральной улице будут многими замечены, сработала: дома стали включать в экскурсионные маршруты. Тем более мы для каждого здания нашли в архивах информацию про первого владельца, сделали таблички и установили их. Сами жители после фестиваля стали по-другому относиться к своим домам. Я наблюдал картину, как один из них, раньше называвший своё жильё «сараем», говорил экскурсантам: «А тут, между прочим, купец жил!»

Сейчас, когда о «Том Сойер Фесте» знают в городе, мы можем выбирать здания на нецентральных улицах. Кроме того, получив опыт работы с красивыми домами, но несговорчивыми соседями, мы решили в будущем в центр внимания ставить именно людей. В первую очередь ищем жителей, которые сами ухаживают за зданием и хотят его сохранить, и включаем их в фестиваль.

Казань: интеллигенция на лесах и студенты из Африки

Реконструированный дом, Казань / фото: vk.com
Реконструированный дом, Казань / фото: vk.com
Реконструированный дом, Казань / фото: vk.com
Участники фестиваля, Казань / фото: vk.com
Реконструированный дом, Казань / фото: vk.com

Население: 1 216 965 человек.
525 объектов культурного наследия. Историческая среда — 433 средовых исторически ценных градоформирующих объекта.
Волонтёры: в день от 3 до 20 волонтёров на одном объекте. Всего поучаствовали около ста человек, в том числе из Рязани, Уфы, Реж, Самары, Тольятти и Москвы.
Восстановили: 3 дома.
Потратили: 2 миллиона.


Анна Джанбекова, член Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, одна из организаторов «Том Сойер Феста» в Казани

К 1000-летию города в Казани сносились целые слободы. Причём как ветхие здания, так и множество домов, важных с исторической точки зрения, но на своё несчастье находившихся на дорогих землях в центре города. Иногда жители сами хотели съехать оттуда в новые благоустроенные квартиры. Но хозяева оставшихся деревянных домов бережно к ним относились, всячески пытались отстоять их, ремонтировать. После приезда Андрея Кочеткова на съезд градозащитников мы решили подхватить идею Самары и провести фестиваль у себя. Главным координатором стала Олеся Балтусова, помощник президента. На ней было взаимодействие с властями, согласование по домам, поиск спонсоров. Также участвовали шесть реставраторов, координатор-архитектор, три организатора мероприятий, профессиональный прораб и рабочие.

Одним из условий фестиваля было то, что жители исторических домов сами должны были подать заявку на участие: «Просим включить в программу фестиваля, обещаем содействовать и помогать». Мы привлекали тех, кто изначально был готов к диалогу и работе. В итоге выбрали три дома и за три месяца покрасили и заменили ветхие элементы, привели в порядок территорию, прилегающую к одному из них. Кроме того, мы начали готовить документы на одно из зданий, участвовавших в фестивале, чтобы присвоить ему статус объекта культурного наследия.

Tikkurila дала 500 килограммов краски и грунтовки. Также нам помогали расходными материалами, арендой лесов и крана, помощью с логистикой, работой столяров. Живых денег никто не видел, рыночная стоимость всех этих услуг — около 2 миллионов рублей, которые равномерно распределились по всем домам.

Пожалуй, самым неожиданным и вдохновляющим для нас стали волонтёры. Пришла настоящая казанская интеллигенция: краеведы, учёные, академики. Большинство было старше 25 лет. Правда, мы не сразу правильно выбрали график работ. Сначала сделали выходные дни в понедельник и пятницу, потом по просьбам участников поменяли на традиционный для большинства людей график 5/2 — в выходные у них был свой «Том Сойер Фест» на дачах. Были, конечно, и необычные случаи, связанные с волонтёрством. Как-то раз пришли сотрудники одного отеля в фирменных футболках, но мы объяснили им, что тут не площадка для тимбилдинга. А однажды к нам подошла делегация студентов из Африки, приехавших в город на конференцию, и тоже попросила поучаствовать. Мы дали им краску, они поработали.

Бузулук: нас мало, но мы с кисточками

Поездка волонтёров в Бузулук / фото: Аля Шарипова
Поездка волонтёров в Бузулук / фото: Аля Шарипова
Поездка волонтёров в Бузулук / фото: Аля Шарипова
Поездка волонтёров в Бузулук / фото: Аля Шарипова
Поездка волонтёров в Бузулук / фото: Аля Шарипова
Поездка волонтёров в Бузулук / фото: Аля Шарипова
Поездка волонтёров в Бузулук / фото: Аля Шарипова

Население: 85 896 человек.
33 объекта культурного наследия, из них 4 деревянных дома. И около ста исторических средовых домов с элементами модерна.
Волонтёры: в день 1–5 человек на объекте. Всего в фестивале поучаствовали 35 человек, в том числе из других городов (Самара).
Восстановили: 1 дом.
Потратили: 50 тысяч рублей.


Анна Мельникова, организатор «Том Сойер Феста» в Бузулуке

Главная историческая ценность нашего города — поквартальная модерновая застройка. Эти дома, как правило, крепкие и не требуют глобального ремонта. Бизнес на них не претендует, для него и так есть свободные площади. Основная угроза для деревянных зданий — сами хозяева, которые снимают декоративные элементы и обшивают стены сайдингом. Я захотела провести в городе фестиваль, чтобы подчеркнуть значимость и красоту оригинальной застройки. Кроме того, в прошлом году городу исполнилось 280 лет, и мы использовали дату для диалога с администрацией.

Когда я начинала проект, то думала, что докрашивать домик буду одна, поэтому выбирала небольшой. Он стоит в центре города, там живёт семья из трёх человек. Все они по-своему подключались к фестивалю. Но зато я точно знала, кого позову в команду, — двух близких по духу и авантюрных людей. Ярослав Брусенцев, студент, отвечал за строительные работы, а Анна Перегуда, экономист, занималась концертами и сбором денег. На мне были организационные вопросы.

Дальше мы стали искать спонсоров. Крупного бизнеса в городе нет, кроме «Роснефти», но туда мы постеснялись обращаться. Решили пойти к мелким и средним предпринимателям и попросить помощь в обмен на рекламу. На что получили ответ: «А о нас и так все знают, нам не нужно». После этого мы сменили тактику и стали делать упор на профессиональное эго и совесть, и это сработало. Две строительные фирмы дали нам краску, леса, грунтовку; безвозмездно помогал пункт проката инструментов; транспортная компания несколько раз давала газель. Столяр заменил часть деревянных деталей всего за 9 тысяч рублей. Плюс более 20 тысяч мы собрали через концерты, поэтические и творческие встречи. Для Бузулука это большая сумма.

У маленького города есть плюс в том, что все друг друга знают, и у нас, например, была полноценная поддержка СМИ, вышло 26 публикаций. Но при этом катастрофически не хватало людей, и даже политические партии, как в Самаре, к нам не приходили. Наверное, не считали это поводом для пиара и важным делом. В среднем каждый день работали не больше пяти человек, все были моложе 30 лет. Под конец мы работали вдвоём с Ярославом. Когда погода совсем испортилась (фестивали в других городах стартовали в начале лета, а у нас в августе), решили заплатить оставшиеся в бюджете фестиваля три тысячи рабочим, чтобы те доделали кое-какие высотные работы.

Сейчас я понимаю, что мы упустили некоторые важные каналы привлечения. Например, один раз меня позвали рассказать о нашей деятельности восьмиклассникам. Я приехала, не ожидая ничего, а на следующий день пришли три школьника с учительницей. Ситуация повторилась, когда я выступала в строительном колледже. В следующем сезоне будем активнее использовать такие возможности.

Несмотря на трудности, нам всё-таки удалось и закончить дом, и немного изменить отношение людей к проблеме, которую мы поднимали. Мне постоянно присылают фото деревянных зданий Бузулука, и я знаю, что несколько их владельцев отказались от сайдинга. Кроме того, некоторые волонтёры, поучаствовав в фестивале, вдохновились на другие благотворительные проекты. Образовалось несколько влюблённых пар и новая музыкальная группа. В следующем году собираемся продолжить и иногда шутим, что надо назвать фестиваль «Дом-2»: больше одного здания за сезон в маленьком городе восстановить пока не получается.

Текст: Светлана Кондратьева