Увидел авангард в Москве — стреляй!

Как архитектурный стиль Москвы 1920-х годов стал арт-объектом тиражом в 200 экземпляров.

Фото: студия Baklažanas

В фильме 1938 года «Новая Москва» художник сетует, что здания, которые он пытается нарисовать, разрушаются быстрее, чем появляются на его холсте. Пожалуй, это одна из причин, по которой студия Baklažanas и Центр авангарда библиотеки «Просвещение трудящихся» выпустили агитационную карту московского конструктивизма — «Новая Москва». Рабочее название проекта было «Авангард под прицелом». Карта отпечатана в шести цветовых вариациях: жёлтой, белой, красной, беж, светло-серой и хаки.

Студия Baklažanas ещё в 2015 году сделала серию плакатов в защиту Шуховской башни (награда Red Dot Communication Design Award, 2015). Политика Baklažanas — актуализация авангардной культуры с помощью средств современного дизайна.

Один из последних проектов команды — иллюстрации к фильму об Осипе Мандельштаме «Сохрани мою речь навсегда» режиссёра Ромы Либерова (серебряная награда European Design Awards, 2016).

Идея создания карты появилась, когда ситуация с Шуховской башней и конструктивистским кварталом «Погодинская» стала критической. Атаки на Таганскую АТС побудили Baklažanas начать разрабатывать карту пока ещё существующего авангарда. За лето 2016 года проект был нарисован.

Фото: студия Baklažanas

По словам арт-директора проекта Ирины Горячевой, список размещаемых на карте зданий был намного больше. Шорт-лист составили вместе с сотрудниками Центра авангарда. Пришлось изменить параметры изображения: МКАД в реальной Москве находится гораздо дальше от третьего кольца, чем на агитационной карте. Подобные визуальные компромиссы вызваны отношением размера карты и количества объектов. В 2017 году планируется запустить мобильное приложение с подробной информацией о памятниках конструктивизма.

Формат агитационной карты — 70 на 100 сантиметров, она отпечатана ограниченным тиражом в 200 экземпляров на немецкой бумаге методом шелкографии. Орнаментальная часть карты напоминает зрителю о процессах, которые будоражили город начала XX века, — индустриализации и электрификации. Разработчики говорят, что «основной метафорой карты стала уличная агитационная установка». Такие установки были особенно популярны в 1920-е годы: именно тогда шёл бурный процесс формирования новой предметной среды и нового образа жизни. В карте авторы также попытались, используя стилистику и визуальный язык того времени, показать прорыв, который сделали конструктивисты. В 1920-х годах город стал своеобразной лабораторией, где формировались новые средства выразительности, активно развивались плакат, реклама, книжная продукция, сферы городского дизайна, связанные с праздничным оформлением улиц, агитационные текстиль и посуда.

Иллюстрация: студия Baklažanas

Студия Baklažanas для создания карты конструктивизма выбрала технологию шелкографии потому, что с её помощью можно показать единичность объектов. Способ производства шелкографии напоминает изготовление плакатов в технике литографии, нашедшей широкое применение в практике авангардистов.

Создатели «Новой Москвы» разместили на одной карте и шедевры конструктивизма, и рядовые здания этого стиля, тем самым показывая значимость каждого из них. Впрочем, авторы были ограничены технологией печати: при шелкографии не все мелкие элементы пропечатываются чётко. Например, минимальный элемент для карты такого размера — 0,2 миллиметра, иначе конструктивизм сливается в чёрное пятно.

По словам разработчиков, нужно было показать целые конструктивистские кварталы, при этом изобразить все здания невозможно, а нарисовать квартал как функциональную часть города — необходимо. Лексика карты погружает зрителя в языковую среду 1920-х. Название домов были связаны с наименованиями рабочих жилищно-строительных кооперативных товариществ (РЖСКТ), строивших для своих сотрудников такие объекты, как РЖСКТ «Медсанстрой», РЖСКТ «Меховой работник» и другие.

У дизайнеров «Новой Москвы» были и романтические задачи: «Создать предмет поистине конструктивистский и агитационный, подразумевающий рациональную оправданность всех элементов и исповедующий принцип целесообразности, когда любая свободная поверхность несёт некую идеологическую нагрузку и агитирует за сохранение памятников авангарда». Зрителям предлагают посмотреть на новые типы зданий, которых не было в Царской России, — дома-коммуны или бани-бассейны.

Александра Селиванова, руководитель Центра авангарда библиотеки «Просвещение трудящихся»

Сегодня всем нам необходимо показывать, что конструктивизм не грязные руины, как это, к сожалению, часто выглядит, не хлам, не «обломки империи», а по-прежнему пространства невероятного качества, уровня свободы, социального и пластического эксперимента, из которого выросла значительная часть мировой архитектуры ХХ века. Карта «Новая Москва» справляется с этой задачей. Перед нами не путеводитель, не инструмент для навигации, а эстетически привлекательная вещь, которую приятно дарить и хочется повесить на стену. Она привлекает внимание, значит достигает своей цели — агитирует за авангард. Конечно, с моей точки зрения, было бы неплохо, если бы она была более доступна по цене, но ведь это эксклюзивная вещь, которая хорошо сделана, а потому несёт знак качества того, о чём рассказывает.

Мне кажется очень удачным ходом создание целого ряда знаков зданий — по сути, логотипов, которые потом можно превратить в самостоятельную историю. Раньше были отдельные опыты с Таганской АТС, Домом Мельникова, Даниловским универмагом, но карта показывает, что в Москве есть больше сотни домов-символов, которые могут стать знаками районов, образцами для линейки сувениров и, возможно, городской навигации по конструктивизму.

При создании «Новой Москвы» использованы шрифты Юрия Гордона и тексты Алексея Гастева из книги стихов «Пачка ордеров» (1921). Карту можно будет приобрести на сайте студии и в библиотеке авангарда. Презентация пройдёт в Центре авангарда библиотеки «Просвещение трудящихся» 5 ноября 2016 года в 16:00.

Автор: Сергей Сдобнов